8 (499) 400 1041
car ВЫВОЗ ТБО и КГМ

Раздельный сбор мусора начинает активно внедряться в регионах. Распространено мнение, что это весьма выгодное направление для бизнеса. Так ли это на самом деле и какие подводные камни могут подстерегать мусоровывозящую компанию – об этом мы беседуем с Е. А. Поволоцкой, генеральным директором компании «МСК-НТ», уже несколько лет внедряющей раздельный сбор в Москве, а в ближайшем будущем планирующей запустить его как регоператор в Московской, Тульской и Нижегородской областях.

– Уважаемая Елена Александровна, ваша компания реализует программу раздельного сбора отходов на протяжении нескольких лет. Но ведь для бизнеса важна прибыль, а является ли раздельный сбор выгодным вложением?
– Стоимость обработки раздельно накопленных отходов либо равна, либо дороже обработки смешанных отходов. Раздельный сбор – это колоссальные дополнительные затраты. За рейс машина, которая собирает смешанные отходы, привозит 10–12 т отходов. Если же она везет исключительно картон, при той же логистике это 4,5 т, а если ПЭТФ – 2,5–3 т. Это транспортные издержки, и они не единственные.
Конечно, отсортированные фракции реализуются, происходит какой-то возврат денег, но все полученное вкладывается в технику и оборудование, логистику, зарплату, энергию и в другие статьи расходов. На наших сортировочных комплексах пока мы закладываем нулевую рентабельность.
– К тому же раздельно собранные отходы все равно требуют сортировки?
Конечно. Даже в педантичной Германии в контейнере, на котором четко обозначено, что туда класть, вторсырья оказывается всего 72 %, остальные 28 % – это что угодно. Если говорить про московские пилотные проекты, хорошо, если это соотношение оказывается 50 на 50. То есть, в контейнере для раздельного сбора будет 30–50 % того же смешанного мусора, и эти отходы пройдут через те же самые сортировочные линии.
Но в целом процесс получится сложнее, поскольку нужно организовать специальные рейсы, места складирования раздельно собранного и привезенного сырья, чтобы накопить достаточное количество и запустить линию именно на это сырье, после чего отделить лишний мусор по той же самой технологии, что в случае смешанных отходов.
Короче говоря, привезти собранное на полигон и там зарыть – это сегодня самое простое и дешевое, что можно сделать.
– Но все же вы занимаетесь раздельным сбором? Какова мотивация? Нужна некая система государственных стимулов?
– Как минимум, нужно выделение субсидий на установку оборудования. Мы, например, отдаем предпочтение отечественным производителям, которые должны получать поддержку от государства. Добавлю, что практически нереально взять оборудование в лизинг, потому что оно с точки зрения повторного использования считается неликвидом.
– Какое именно оборудование?
Абсолютно все, что связано с переработкой мусора, начиная с конвейеров и заканчивая линиями по изготовлению гранул и глубокой переработке.
Предположим, компания разоряется. Она возвращает оборудование в лизинговую компанию. Оно хорошее, надежное, в рабочем состоянии, но другим предприятиям оно не нужно. Тем более что в сфере обращения с отходами, как правило, оборудование эксклюзивное, компании заказывают его под свои условия – под каждый ангар и каждый полигон. У него очень низкая серийность. Разумеется, там общие комплектующие, но геометрия и металлоконструкции, как правило, делаются специально. Если оборудование сделано под определенное помещение, его даже на запчасти разобрать нельзя.
То есть вторичного рынка данного вида продукции как такового не существует.
– Ну почему же у нас все так сложно, а за рубежом все легко получается?
– Я вам скажу почему. Потому что мы получаем порядка 50 долл. за 1 т отходов – чуть больше 3 тыс. руб. Это стоимость доставки от подъезда до полигона. Сколько стоит обезвреживание, сортировка мусора и прочее в Европе? В Германии средняя цена – 600 евро. В крупных городах – там, где сложная логистика, она может доходить до 1200. Чувствуете разницу?
Дальше. Автоматических сортировок в России не производится, их нужно закупать за рубежом, то есть мы должны оплатить пошлины, транспортировку, отдать огромные деньги за шеф-монтаж, и установка, которая стоит 100 тыс. евро, обойдется минимум в 150. И это все должно бы лечь в тариф, но он как был 50 долл., так и остался, в отличие от зарубежных 600 евро, которые, кстати, ни в коем разе не оплачивает потребитель услуги.
– Кто же тогда?
– Финансирование утилизации отходов за рубежом идет из двух источников. Первый – это платежи жителей, но этих денег хватает только на транспортирование отходов. Второй – утилизационный сбор с производителей упаковки. За счет него осуществляется собственно переработка.
В России должно быть то же самое. В настоящее время данная система не работает. Этот вопрос мы обсуждали на II Всероссийском съезде региональных операторов, который организовала ассоциация «Чистая страна». Очень надеюсь, что голос бизнеса будет услышан, и необходимые решения будут приняты.
– Тогда вернусь к своему первоначальному вопросу: в чем выгода для вас? Почему вы продолжаете заниматься раздельным сбором.
– Сначала это условие – установить контейнеры для раздельного сбора мусора – продиктовал нам госконтракт. Но свои обязательства мы выполнили еще год назад. А дальше продолжаем внедрять систему уже по собственной инициативе. Отчасти это делается по морально-этическим причинам. Отчасти потому, что постепенно ужесточается законодательство, (и это правильно, ведь стыдно сказать, живем в XXI веке, а продолжаем сыпать отходы в один бак). И третье – при правильном подходе раздельный сбор все-таки даст предприятию прибыль.
К тому же все, что происходит с Подмосковьем в сфере обращения с отходами, еще больше убедило нас в правильности решения о раздельном сборе. Впервые так остро встала проблема дефицита места. И стало понятно, что надо всеми силами сокращать объем отходов, предназначенных для захоронения. Ведь то, что отсортируешь, на полигон везти уже не надо. Кстати, сотрудники нашего предприятия очень прониклись идеей раздельного сбора. Многие сами сортируют отходы у себя дома и на даче.
– Считаете, население удастся приучить к раздельному сбору? Сколько времени потребуется на адаптацию?
– По моему мнению, очень много зависит от территории, где они живут, и от отношения людей к местной администрации. Это 50 % успеха. Элементарная человеческая психология – глава администрации такой-сякой, так буду назло машину в реке мыть и траву вокруг своего дома не косить. Особенно ярко это проявляется в небольших райцентрах и поселках. Если же руководитель – такой хозяин, которого уважают, который всех знает в лицо, вот у такого порядок будет.
– А в крупных городах?
– Расскажу о Зеленограде – это уникальная территория, где в установленных нами сетчатых контейнерах оказывается вторсырье, на 85, а то и на все 100 % отвечающее назначению контейнера. Конечно, причиной тому в первую очередь желание жителей заниматься раздельным сбором, но огромную роль сыграли и те усилия, которые приложила администрация и лично глава административного округа Анатолия Смирнова. А «МСК-НТ» за собственные средства выставляет контейнеры и впредь будет это делать, потому что люди к этому готовы, более того, они этого требуют. В школах повсеместно вводится раздельный сбор, и мы максимально в этом помогаем.
– За какой срок люди привыкли сортировать мусор?
– В Зеленограде мы вначале оборудовали площадки там, где просили жители. Тем самым они добровольно взяли на себя ответственность за правильное заполнение контейнеров, поэтому мусор из этого округа практически чистый.
Но в среднем, как показывает мировой опыт, нужно два поколения, чтобы выработалась привычка сортировать мусор. А пока это эксперимент –сознания, технологий, финансов. Думаю, что мусор повсеместно начнут сортировать сегодняшние малыши, когда вырастут. Поэтому в бюджете нашей компании заложены деньги на образовательную деятельность именно для детей и подростков.
В прошлом году мы начали проводить экологические уроки, и успели с февраля по май охватить все школы в Зеленограде. В этом году продолжаем проект. Но мы перестали тратить деньги на листовки и плакаты для взрослых. Как показала практика, если внутри у человека нет желания, не поможет никакая агитация. Дети – вот самая благодатная почва.
– А важен ли какой-нибудь унифицированный стиль для контейнеров РСО? По цветам, по виду…
– Тут двойственная ситуация. Унификация по цвету, чтобы люди выбрасывали отходы осознанно, это одно. Унификация по форме – здесь возвращаемся к вопросу о необходимых вложениях со стороны государства. С идеологической точки зрения это, конечно, правильно – одинаковые площадки и контейнеры. Но должен быть разумный подход. У компаний уже закуплена техника под определенный тип контейнеров. И если начинать менять, нужно понимать, за чей счет.
– А на сколько раздельный сбор помог бы уменьшить количество объема мусора, поступающего на свалки?
– В мегаполисах и крупных областях через сортировку проходит примерно 10% отходов. От этой массы 10 % направляется на переработку, а остальное везется на полигон. То есть всего 1 % от общего количества отходов вовлечен во вторичный оборот, а 99 % захоранивается. Перспектива, казалось бы, огромная.
Но тут важно просчитать экономику. Только представьте, что с завтрашнего дня начали сортировать все 100 % отходов. Количество ВМР резко возросло, а перерабатывающие комплексы не готовы, они сформировались на том самом 1 %, пусть даже с 20–25-прцентным запасом. Что произойдет? Сейчас ПЭТФ-бутылка стоит 25 тыс. руб. за 1 т, а при таком раскладе цена резко упадет, так ведь и до обвала рынка недалеко. Нельзя делать резких рывков, надо все внимательно просчитать.
– И как развивать эту ситуацию?
– Прежде всего, предусмотреть различные виды финансовой поддержки от государства на создание глубокой переработки. Дайте нам такую возможность, и мы сами откроем производство конечной продукции из вторичных материалов. Выжить в подобной ситуации и увеличить раздельный сбор таким организациям, как наша, поможет только целевая поддержка для формирования замкнутого цикла – от бачка до готовой продукции. Вот тогда все заработает, и скачки цен на нас не повлияют. И мы будем стараться отбирать, поскольку чем больше отберем, тем больше произведем. И вот тогда полигоны останутся практически в единичных экземплярах – для захоронения «хвостов».
– Что такого востребованного можно производить из вторсырья?
Отрасль по переработке отходов может стать одной из движущих сил в импортозамещении. Просто на нее пока никто пристально не смотрел с этого ракурса. Сейчас за границей закупается огромное количество вещей, которые производятся из вторсырья.
Например, цветная щепа для отсыпки клумб. В России нет крупных производств для ее выпуска. Давайте построим! У нас много спила и смета, который не принимают полигоны из-за высокой степени пожароопасности этих отходов. Цена строительства завода – 600 млн руб., он занимает всего три гектара, два из которых – площадка накопления сырья.
Или вот еще пример. С 1995 г. в стране нет массового производства пуговиц! А делать их из ПЭФФ легче легкого, нужны экструдер и матрица. Но никто сейчас этого не делает, потому что производство в Китае дешевле. А вот в замкнутом цикле собственное производство стало бы дешевле!
Половину всего, что закупается за рубежом, мы могли бы производить сами. Навскидку перечислю вам – полиэтилен, натяжные потолки, зеркала. Список можно продолжать бесконечно. А всего-то нужно развернуть угол зрения немного в другую сторону и обратить внимание на то, что лежит под ногами и что мы не используем.
– Елена Александровна, большое вам спасибо за ваш рассказ и за ваш свежий взгляд на привычные проблемы!
Интервью провела О. Н. Мальцева


Указанная цена не является окончательным и точным расчетом, а представляет собой лишь примерную оценку. Точную стоимость могут определить лишь специалисты ООО «МСК-НТ» после уточнения дополнительных параметров, которые могут быть индивидуальными для каждого случая. Итоговая стоимость может быть как больше, так и меньше указанной выше суммы. Для точного расчета можно связаться со специалистами по телефону
8 (499) 400-10-41. также вы можете оставить свой телефон, и наш менеджер свяжется с вами в ближайшее время.